Асы и гюгры

Великаны враждовали с богами и людьми и отличались свирепым и жестоким, упрямым и гневливым нравом. Йотуны стремились похитить богинь, а асы — добыть чудодейственные вещи, — зачастую те, что великаны до этого похитили у них: молот Тора или молодильные яблоки богини Идунн. Великаны нередко вторгались в Асгард, жилище богов, преследуя асов на конях или в облике птиц, асы же отправлялись в страну великанов, причём по пути им необходимо было пройти какое-нибудь испытание, продемонстрировав свою силу или хитрость.
С одной стороны, йотуны — хранители древних знаний, унаследованных ими от инеистых великанов. Считалось, что великаны намного старше богов. Сам Один — верховный ас — отправляется к Вафтрудниру, мудрейшему из йотунов, чтобы узнать о сотворении мира. А с головой великана Мимира Один советуется и из его источника у корней ясеня Иггдрасиль черпает мудрость.
С другой стороны, йотуны нередко проявляют глупость, впоследствии ставшую отличительной чертой их потомков — сказочных троллей. Великанов бывает легко обмануть и обхитрить.
Самый известный мифологический персонаж, боровшийся с йотунами, — бог Тор. Со своим знаменитым молотом Мьёлльниром Тор постоянно участвовал в жестоких сражениях. Его можно считать прототипом всех героев, которые борются с троллями и побеждают их благодаря своему мужеству и хитрости. Великаны всё время пытаются похитить волшебный молот Тора Мьелльнир (или же сделать так, чтобы Тор прибыл в их страну без него), но все их попытки заканчиваются неудачно.
Например, в «Старшей Эдде» рассказывается о том, как однажды йотун Трюм украл у Тора его волшебный молот и потребовал в обмен на него невесту — прекрасную богиню Фрейю. Но хитрый Локи научил Тора, как обмануть Трюма: бог, наряженный в одежды Фрейи, сам отправился в Йотунхейм. Великан был поражён невероятным аппетитом невесты на свадебном пиру: Тор съел быка, восемь лососей и выпил три бочки мёда. Однако хитроумному Локи, переодевшемуся служанкой, удалось убедить Трюма в том, что, пока Фрейа ждала свадьбы, она так тосковала по своему жениху, что и есть не могла. Ничего не подозревающий великан принёс молот и отдал его «невесте», а как только Тор получил оружие обратно, он убил Трюма и благополучно вернулся в Асгард.
Несмотря на яростную вражду между богами и великанами, в мифологии есть упоминания и о том, как йотуны и асы влюблялись друг в друга. Даже Тор, знаменитый убийца йотунов, однажды влюбился в великаншу Ярнсаксу, и у них родился сын Магне. Отец Тора, Один, вряд ли мог бы упрекнуть сына в этом, ведь у него у самого был сын от великанши Грид.
В поздней фольклорной традиции великанш называют гюграми. Впервые это название появляется в средневековых балладах. Обычно гюгра ужасна на вид. Нос её длинный, крючковатый и весь покрыт бородавками, седые волосы торчат пучками во все стороны, а над такой же седой бородкой виднеются чёрные острые зубы. Но есть и прелестные юные гюгры, которые так красивы и очаровательны, что в них влюбляются не только тролли, но и люди. Впрочем, гюгры больше общаются с себе подобными — гюграми, ютулами и троллями. Гюгра — очень хорошая хозяйка, она часто принимает гостей, да и сама любит ходить в гости, правда, на пути с ней нередко случаются разные неприятности: то колокола зазвонят, то сани от быстрой езды загорятся на полпути, а то путешествие затянется, и на восходе под яркими лучами солнца гюгра окаменеет.
Так, один из походов в гости мог обернуться для гюгры свадьбой, а закончился гибелью.
Пришла однажды гюгра из Леки, что в северном Трёнделаге, в гости к одному богатому ютулу, который жил в Сулитьельме. Был чудесный солнечный день, и гюгра вместе с семью дочерьми ютула отправилась купаться. Добравшись до фьорда, они скинули с себя все одежды, уверенные, что их никто не видит, и окунулись в тёплую воду. Но на другом берегу сидел ютул Вогакаллен и наблюдал за ними. Ничего прекраснее обнажённой лекской девицы он не видел за свою тысячелетнюю жизнь! Атак как великан был холост, он решил, что ему во что бы то ни стало нужно заполучить юную гюгру себе в жёны. Тут же оседлал он самого быстрого коня, взял лук и стрелы и поскакал прямо по фьорду. Но гюгры сразу его заметили и заторопились на берег. Там они быстро накинули свои одежды и пустились бежать. Скорее, на юг, к Хельгеланду!
Когда семь сестёр добежали до острова Алстайнсэйа («Острова всех камней»), они так устали, что упали в изнеможении на землю. Но лекская гюгра знала: за ней, ни за кем иным, гонится старый йотун, и это придало ей сил. Вогакаллен хлестал коня, и тот несся так быстро, что с всадника чуть не срывало плащ. Йотун знал, что если гюгра добежит до Трёнделага, то ему не видать её как своих ушей, потому что там у него нет власти. Отчаявшись, он достал стрелу, натянул тетиву и выстрелил в беглянку. А в это время йотун Брённэйконген увидел, как двое влетели в его королевство на бешеной скорости. Он был хорошо знаком с лекской девицей и не хотел, чтобы она пострадала из-за старика Вогакаллена. Поэтому он быстро снял шляпу и швырнул её наперерез стреле. Стрела пронзила шляпу насквозь, изменила направление и упала в море к югу от Торгфьорда. Гюгра всё бежала и бежала, пока не достигла спасительного Трёнделага. А йотун уже доскакал до Полярного круга. Но тут взошло солнце — и гюгра вместе с йотуном тотчас же превратились в камень. Так и стоят они, окаменевшие, до сих пор.
Лекская девица стоит на острове Лека, и её платье развевается на ветру. А шляпа, брошенная йотуном Брённэйконгеном, лежит у Брённэйсунда. Она тоже окаменела и превратилась в скалистую гору. В ней есть большая пещера, которая проходит её насквозь, — это след от стрелы. Пещера эта 160 метров в длину, 12-15 в ширину и от 25 до 75 в высоту. А сама стрела лежит в Торгфьорде. Но мы забыли про семерых сестёр — они так и стоят на острове Алстайной.

"В стране троллей. Кто есть кто в норвежском фольклоре"