О зеленых мухоморах

 Как ты думаешь, мой дорогой маленький читатель, какое самое удивительное существо на нашей земле? Да, да, именно самое удивительное. Не самое сильное, не самое красивое, не самое непревзойденное, а удивительное? Конечно, скажешь ты, что это медведь! И я с тобой пренепременно соглашусь. Но все же признаю, что имел в виду немного другое создание. Мы оставим медведей, как бесспорных властелинов титулов «самый самый» и  обязательно еще к ним ни раз вернемся. Но все же по удивительности пожалуй, то существо, что имею в виду я, еще никто не превзошел. Это необыкновенное чудо не укладывается в рамки понимания большинство из нас. Люди до сих пор не научились понимать этих созданий. Не знают их язык, историю, пристрастия и предрасположенности. А все потому, что эти твари как бы застылы между двух совершенно разных миров. Миров, так непохожих друг на друга. Миров растений и животных. Теперь то ты, конечно же, догадался, что речь пойдет о третьем загадочном мире, о волшебном царстве шляпочников и плеснивиков. Да, мой дорогой друг, ты несомненно прав! Те удивительные существа есть грибы! Самые непознанные и несправедливо подзабытые.
 В нашем кусото тоже есть грибы. Их у нас много, как и в любом старом дремучем Лесу. Есть подберезовики. Конечно есть подберезовики, ведь береза наше священное дерево! Есть и подосиновики, маслята есть, и опята тоже! Живут, и грузди, и лисички, и поганки. Но еще живут самые удивительные грибы – отшельники. Это, конечно же, мухоморы. Ты скажешь, что знаешь мухоморы. Но, как бы не так! В нашем кусото ты нигде не встретишь красного мухомора, он здесь большая редкость. Его хватает за нашими границами, но не здесь. Говорят, что видели его пару раз только в ночь летнего солнцестояния, когда оживают духи Ээ. Позже ты о них конечно же узнаешь, но не сейчас.
 Давным-давно жил у красного мухомора брат – зеленый мухомор. О, это настоящая легенда грибного царства! Это великий и благороднейший грибной князь, воистину шаман и покровитель Туманной Плесени! Он живет лишь в особых священных местах, вроде нашего кусото. Его опасаются и уважают. Именно поэтому здесь нет его младших братьев – красных мухоморов. Ты спросишь, сколько лет этому грибному владыке? Извини, но я не смогу тебе ответить. Дело в том, что даже самые старые обитатели нашего Леса не знают этого. Когда  старушка-ель Ке-ке-яра была еще семечком среди могучих елей и сосен, а старый трухлявый пень Секри был молоденьким тоненьким дубом, здесь уже росли задумчивые, сонные мухоморы, которые скрипели, ворчали и что-то неторопливо обсуждали в своем узком кругу.
 А проникнуть в их узкий круг, ой, как не просто! Ведь они страшно нелюдимы и горды! Они знают все три языка лесного мира: язык животных, язык растений, язык грибов. Когда появился человек – они очень быстро освоили и его общение. Но беда в том. Что эти гордецы для общения используют свой собственный язык! Он совершенно не похож на язык отдельных грибов. Некоторые шаманы склонны относить его все же к Грибному языку и отводить ранг специального зеленомухоморного наречия, но большинство, а главное сам Зур-Хатар уверен, что это совершенно особый способ общения и просто необходимо выделять его в иную, сторонне стоящую группу.
 Стоит сказать, что Зур-Хатар (или Зор-Атар, как чаще зовут его люди) – один из немногих шаманов, освоивших язык зеленых мухоморов. Это было очень давно. Он долгое время жил среди этих грибов и ежедневно принимал различные отвары, используя их вытяжки. А потом закапывался в землю и слушал. Постепенно, входя в состояние Ыр (так мы называем глубокий шаманический транс), он вслушивался в шептание грибов и повторял его. И когда, спустя много лет, он познал смысл шептания он понял, что не сможет в точности повторить его. Ему просто не хватит такого уникального многообразия звуков, чтобы общаться с зелеными мухоморами. Зур-Хатар был очень решительным и всегда шел до конца. В тот же день, когда он понял смысл, он стал камлать, и его духи сказали, что лишь став непонятным своему Роду, он сможет быть понятым Родом Зеленых Грибов. Тогда шаман достал нож и отрезал себе язык, который пришил к своему поясу своими же волосами. Он стал немым, и только после этого ему удалось начать издавать звуки, понятные грибам.
 С тех пор он годами учил их язык. А для познания разных наречий он отправился в путешествие к Серым Горам, в поисках других зеленых мухоморов.
 Говорят, что еще пару шаманов познало их язык. Но я о них никогда не слышал. В нашем кусото только Зур-Хатар умел общаться с мухоморами. Но шаман ушел и пока не возвращается. Иногда перелетные стаи поганок, улетая на юг, останавливаются на наших озерах. И тогда Старая Чомга рассказывает, как видела Зур-Хатара где-то в предгорьях далеко-далеко отсюда. Собирается ли он возвращаться в наше кусото, она конечно же не знает, потому что, потеряв свой язык, шаман конечно же разучился разговаривать и с птицами.
 Такие вот удивительные создания наши зеленые мухоморы. Они таят в себе множество тайн и загадок, часть из которых тебе еще откроются в наших сказах, а другую часть ты, быть может, познаешь сам, коли будешь искать свою правду.
 Важно то, что язык грибов этих настолько священен, что любое сквернословие отравляет твою речь настолько, что мухоморы неотвратимо прекращают с тобой общаться. Чем больше ты ругаешься и материшься – чем больше в твоем языке копится черни и гнили. И если, однажды, ты захочешь вдруг научиться общаться с зелеными мудрецами – хоть ночами напролет камлай и пей отвары, до крови в ушах вслушивайся в тишину Леса – ты ничего не услышишь. А твой отрезанный язык быстро почернеет и иссохнет. Такова цена твоего сквернословия. Грибы этого не переносят, запомни.
 Поэтому береги свою чистую, красивую речь, храни ее незапятнанной и здоровой. Быть может, когда-нибудь, тебе захочется стать Другом зеленых мухоморов. Береги свой язык, друг мой, он может тебе еще понадобиться…