Вдохновение совиного шамана

Первым всегда идет Ове Ярость Туч или как его еще называют – совиный шаман. Он самый старый и древний из наших кудесников. Но не старше нашего самого седого тролля – Старика Ызу. О нем я еще тебе поведую! Ове прожил уже долгую и насыщенную жизнь. В ряду шаманов Северного Плоскогорья он один из самых уважаемых. Занимает почетное второе место на шаманском тинге, что собирается каждые три года. Свою молодость Ове провел далеко за пределами наших лесов – на рубежах Карельской тундры. Там он родился и провел свое детство. Его семья из рода Уйлопаако – северо-финских троллей, занималась оленеводством и постоянно была в касланиях по всему Кольскому полуострову. На языке троллей эта земля называется Санду. Молодость его прошла в тяжелых испытаниях. А характер был закален еще в юные годы северным морским ветром и безжалостными зимами. Свое Вдохновение он получил от полярной совы Йело. И это по праву удивительная история, которую мы все знаем и любим рассказывать зимними вечерами. И ты послушай, мой друг, я думаю, тебе будет интересно. А дело было так.
 Как-то раз, собирая разбродившихся оленей в стадо, Ове заметил высоко в небо огромную белую тучу, которая стремительно плыла в его сторону. Подумав, что идет гроза, тролль поспешил было загнать оленей до ее начала, ведь они сильно пугаются грома и бывают от страха убегают далеко в тундру. Но грозы не было, а когда стала проплывать прямо над ним, то превратилась в огромную полярную сову. Ове сильно удивился этому. В какой-то момент он уже сильно испугался и помчался наутек от надвигающейся беды. Но как бы быстро он ни бежал, сам дух полярного ветра гнался за ним!  И сова, догнав тролля, стремглав бросилась на землю и схватила его, как обычного тундряного лемминга. В своих огромных когтистых лапах несла его сова Йело высоко над тундрой. Ове поначалу яростно бился, но не смог вырваться из когтей хищной птицы. Так они долго летели, и уже море стало виднеться далеко внизу, когда сова начала медленно снижаться. Она летела в свое гнездо, что было на каменистом острове далеко в море среди бурных и высоких волн, выбивавших во время прибоя камни величиной с пивную бочку. В гнезде мать уже ждали три голодных совенка. Каждый из них был размером с самого тролля, а самый старший даже больше. Йело опустила свою добычу в гнездо и покормила птенцов своей отрыжкой из диких оленей. Осмотрев окрестности и убедившись в том, что все в порядке, сова полетела с гнезда дальше. Ове остался один с тремя птенцами. Ему сильно повезло, что мать накормила их и были они не такими голодными, иначе бы сразу накинулись и разорвали его на куски.
- Я Ньеро, будущий повелитель этих небес! – гордо сказал старший птенец встав и выпрямившись во весь рост перед троллем, - Я вырасту самым сильным и смелым из здешних сов, потому что моя мать самая мудрая!
- А я Рюкви, самый хитрый и быстрый, хотя еще не умею летать! Зато я отсюда вижу, сколько нерпы в окрестностях нашего острова! – сказал второй птенец поменьше.
 А третий птенец в самом дальнем углу гнезда промолчал. Он только вжался в свое пуховое оперение и страдающе прохрипел.
- Я Оре Уйлопаако. Сын Торгрима. Живу в тундре и помогаю отцу пасти оленей.
- Ты сражался в битвах, Ове? – вызывающе вопрошал Ньеро.
- Нет, мой род не из воинов.
- Тогда, может быть, ты голыми руками ловил камнешарок? – спросил Рюкви.
- Нет, я не ловил камнешарок. Все, что я умею это пасти оленей, - огорченно ответил тролль.
 Старший птенец взъерошился и величаво заходил по гнезду:
- Вот видишь, брат мой Рюкви, опять нам с тобой не повезло. В первый раз наша мать принесла нам что-то интересное, но и это оказалось таким тщедушным. Вроде бы северный тролль, а такой неумелый и хилый.
 Второй птенец злорадно захихикал, переминаясь с ноги на ногу и разминая крылья.
А Ньеро важно продолжал, гордо подняв клюв к небу:
- Я хочу есть отважных воинов! Потому что для такой сильной птицы, как я, только самые смелые воины могут быть достойной добычей!
- А я хочу есть ловких охотников и следопытов, - промолвил Рюкви, - проглатывая их зоркие глаза, у меня будет всегда самое лучшее и острое зрение и я всегда буду знать сколько нерпы в округе!
 Тут Ове понял, что над ним начинают нагло посмеиваться эти загордившиеся птицы, которые даже и на крылья то еще не встали! Но справиться с ними ему было, увы, не под силу.
- Но ты все же лучше, чем эти надоедшие олени, я сем тебя завтра утром! – сказал старший птенец.
- Э-э-э… Нет, брат мой, есть его буду утром я, - не согласился Рюкви и искоса посмотрел
 на брата.
 Тогда Ньеро так нахохлился и изобразил такое возмущение на своем еще детском лице, что его младший родственник невольно попятился к краю гнезда.
- Снова строишь бунт, брат мой Рюкви?! Хочешь отнять мое лидерство и власть?! Пожалуй снова надо тебя проучить, невежа!
- Когда-нибудь твой клюв загнется от гордости и ты помрешь с голоду! – злорадно прошипел средний птенец и уже приготовился к защите.
И не ошибся, главарь этой совиной банду с пискливым криком кинулся на него и принялся бить еще неокрепшими крылышками и наровить уколоть в глаза. Так птенцы затеяли заварушку, которая повторялась у них каждый день, когда мать оставляла их одна. Два брата делили еще не добытую ими власть.
 А третий птенец забился в самый дальний угол, прикрыл глаза и съерошившись тихо и тяжело сопел.  Ове осторожно обошел дерущихся братьев и подобрался к младшему совенку.
- Как твое и что с тобой случилось? Почему ты такой вялый и молчаливый? – спросил тролль.
 Совенок нехотя открыл глаза и хриплым усталым голосом тяжко сказал.
- Я Лоти. Я родился больным, слабым и немощным. И если бы не мама, давно умер от голода. Мои братья постоянно бьют меня и не хотят делиться едой. По ночам я слышу, как они обсуждают план моего убийства. Хотят скинуть из гнезда или заклевать до смерти…
 Птенец тяжело вздохну, а потом часто и отрывисто задышал. Ове стало жалко маленькую птицу. Даже размерами она была меньше его самого.
- Как мне помочь тебе, Лоти? Хочешь, вместе нападем на твоих братьев, когда они будут спать? А когда ты встанешь на крыло, то улетишь отсюда!
Птица сделала слабую попытку улыбнуться. Ее большие желтые глаза сощурились.
- Ты добрый, тролль. Благодарю за это! Кроме своей мамы я больше никогда не встречал добрых существ. Но даже вдвоем нам не одолеть их! Моя судьба – умереть в гнезде, даже не примерев взрослого оперения и не ощутив потоков вольных северных ветров…
 Совенок снова вздохнул и осунился. Ньеро и Рюкви все еще дрались. Старший птенец зажал среднего на краю гнезда и отчаянно хлопал того крыльями по голове.
- Но ты можешь спастись, - неожиданно сказал Лоти. – Выбери самое крепкое яйцо, из которых мы вылупились, и уплывай на нем рано утром, когда идет приливная волна. А я отвлеку своих жестоких братьев.
 Ове очень не хотел бросать самого младшего птенца, но если бы он остался, то утром проголодавшиеся птенцы его съели. Он ничего не мог поделать и был вынужден согласиться с предложением Лоти.
 Перед самым рассветом, когда птенцы только уснули, тролль выбрал себе самое прочное разломанное яйцо, выбрался с ним из гнезда и спустил на воду. Младший совенок помог донести яйцо до воды, и когда Ове усадился в скорлупу, помахал ему на прощанье и грустно заковылял обратно в гнездо. Ждать своей скорой и неминуемой смерти.
 Тролль не находил себе места и долго еще смотрел вслед хромающей сгорбившейся птице, но сильные приливные волны быстро уносили его вдаль от острова и вскоре он уже потерял его из виду.
 Море несло Ове на землю. Вокруге часто всплывали нерпы и удивленно смотрели на тролля, плывущего в совином яйце. Они о чем-то переговаривались между собой и широко улыбались. Зрелище для этих земель действительно было необычное.
 Но вот снова, как и в первый раз в тундре, молодой тролль заметил проплывающую белую тучу. «Сова Йело! - подумал тролль, - только с ее помощью я смогу помочь Лоти!» И тогда он набрав в легкие побольше воздуха, сунул пальцы в рот и свистнул что было сил. А свистеть Ове умел, ведь только благодаря свисту он собирал оленей в стадо – тролли не принимали кнутов и хореев. Для них бить животных было недопустимо!
 К счастью, несмотря на сильный ветер, Йело услышала свист и посмотрела вниз. Она, конечно, сразу узнала и свое яйцо, которое так долго высиживала и того, кто в нем был. Быстрее сокола она слетела из под сени морских туч и слету схватила яйцо вместе с троллем, да так ловко, что даже вода в море не всколыхнулась. Но тут Ове уже оказался проворней: он тут же взобрался по лапам сове на загривок, а ее когти по напрасну сжимали пустую скорлупу. Оседлав хищную птицу, тролль пробрался к ее уху.
- О, мудрая и могучая сова! Выслушай мою речь! – громко начал он, пытаясь перебить шум разрывающего воздух ветра. Но полярная сова даже слушать его не хотела. То, что ее добыча смела сбежать из гнезда и ее птенцы сегодня утром от этого голодали разозлило совиную мать до крайности. Такой наглости и самонадеянности от своих жертв она не ожидала.
Поэтому она ничего не ответила Ове, а только взмыла еще выше. Сова стала носиться по небосводу, как ураган, пытаясь стряхнуть своего наездника. Она поднималась, а потом резко опускалась, болтала головой, пытаясь уцепить тролля клювом, но все было безуспешно. Вот вокруг нее стали собираться мрачные тучи, и неожиданно раскаты грома раздались где-то совсем близко. Повелительница северного неба бушевала в своей ярости. Но наш Ове был не из робкого десятка, да и потом он хотел спасти ее сына, вот только не мог ей этого объяснить. Грянул гром и хлынул сокрушительный град. Каждая градина была величиной с кулак героя и больно била по спине и голове. Но всадник держался за шею птицы. И вот Йело пошла на отчаянный шаг. Взмыв под самый небосвод и пролетев над верхней границей облаков птица зависла, а потом камнем рухнула вниз. Тяжелые намокшие перья делали ее тело свинцово тяжелым, и от этого она неслась еще быстрее. Тролль изо всех сил схватился за ее шею. Встречный ветер был настолько ошеломительно силен, что даже глаз нельзя было открыть. Было такое чувство, что кожа с лица слезает. Вдобавок и холод был страшный. Вся редкая бороденка молодого героя вмиг покрылась инеем, а волосы посидели, как и оперение самой совы. С оглушительным свистом Йело неслась вниз, в бушующее утреннее море. Ове держался лишь руками – его ноги вытянулись, словно соломинки, в потоке воздуха, а башмаки с них уже давно сдуло. Но крепкая хватка, которой он выучился, держа оленьи упряжи, его спасала. Пальцы, как стальные, вцепились уже не только в перья, но и в кожу небесного хищника, добавив последнему еще больше упорной ярости. И вот на огромной скорости, как сорвавшаяся с вершины огромной скалы глыба, Йело врезалась в бушующее море. Тогда Ове подумал, что наступил его конец и пропал в небытье. Вокруг был мрак и тишина. Переход к ним от дикого свиста ветра и грома был настолько резким, что казалось, будто бы твои уши оторвались в этом неистовом вихре. Открыв глаза, тролль увидел, что находится отнюдь не в водной толще холодного моря, а снова высоко в небе, только на этот раз совсем другом. Он парил в воздухе среди алого простора. Красок на небосводе было столько, что и описать то все целой книги не хватит. Сиренево-красные тучи медленно проплывали над его головой. Никакой воды, льда и совы не было и в помине. Где-то далеко-далеко под ногами виднелся ярко-зеленый Лес. Ове сразу же решил, что умер. И частично он не ошибся. Ведь он попал в мир Духов. Чудесный и удивительный мир! То место, куда отправляются все шаманы на своих оленях, лосях, собаках, нартах или лодках. В ту землю, куда уходят души всех умерших и откуда возвращаются в тела новорожденных. Страну богов и пращуров!
- Ну, здравствуй, храбрый оленевод! – раздался откуда-то спокойный женский голос.
 Тролль обернулся и увидел, что рядом с ним, так же в воздухе стоит красивая молодая женщина в пушистой белоснежной шубе из совиных перьев. Лицо ее было таким же белоснежным, как и ранний апрельский снег, а глаза были ярко-желтые с большим черным зрачком.
- Мое имя Йело, - продолжала женщина спокойным и мягким голосом. В ее облике не были и капли той неистовой ярости и злости с которыми она носилась среди громыхающих туч северной вьюги, - я Властительница Северного Ветра, Заклинательница Студеной Бури, Повелительница Морской Грозы. Самая мудрая и сильная северная колдунья этих мест.
- Здравствуй, Йело. Меня звать Ове из рода Уйлопаако. Сын Торгрима. Живу в тундре и помогаю отцу пасти оленей.
- Да, я как раз собиралась схватить одного из ваших оленей, когда увидела тебя и подумала, что тролль будет хорошим разнообразием для моих любимых сыновей. И не ошиблась в выборе. Ты не только смог сбежать из гнезда, но еще и смог оседлать меня! Это дерзко и очень самонадеянно с твоей стороны!
 В черных зрачках колдуньи сверкнули ослепительные молнии.
- Я могла бы заключить твою душу в свое вечное рабство, а самого тебя превратить в полярную крачку и ты всю свою жизнь провел бы в мучительно-долгих перелетах!
- О, могучая Сова, ты преувеличиваешь мои достоинства! Я отнюдь не такой смелый и хитрый, как ты говоришь!
- Правда? Тогда как ты смог выбраться из моего гнезда?
- Твой младший сын Лоти помог мне. Без него меня бы уже разодрали на куски Ньеро и Рюкви.
 Сова очень удивилась услышанному.
- Лоти помог тебе?! Он же такой трусливый и немощный птенец?! С чего это ему так за тебя беспокоиться и рисковать?
- Может он не такой сильный и гордый, как его старшие братья, но у него большое и доброе сердце. Я захотел ему помочь и он отплатил мне добром.
- Ах, мой Лоти! – нежно заворковала Йело, - он действительно очень добрый! Я так его люблю, но и так за него боюсь! Всегда улетая на охоту, я переживаю, что по возвращении найду его мертвым и заклеванным собственными братьями. Но даже такая могучая колдунья как я ничего не может с этим поделать! Жизнь вечна и она всегда права! А я в ее стремительных потоках всего лишь мать троих детей и вынуждена мириться с ее законами, как и все остальные…
 Лико девы омрачила грусть и печаль, и из ее левого глаза упала слезинка. Ове молча смотрел, все больше и больше не понимая свою роль во всем этом.
- Но как же быть со мной? – робко спросил он, - Мне уже приготовиться отрастить себе острые крылья?
 Йело дернулась, как будто ее разбудили он векового сна и, по-совиному выпучив глаза, удивлено уставилась на тролля.
- С тобой? Крылья? Какие еще крылья?
- Ну ты грозилась превратить меня в полярную крачку! – напомнил забывчивой колдунье наш герой.
- Ах, да! – девушка звонко засмеялась. Теперь на ее лице как и прежде не было и следов грусти и печали, - Превратить в полярную крачку! Нет, мой друг, для тебя у меня есть более подходящее дело. Ноша по твою душу завещана куда более тяжелая и обременяющая.
 Что может быть тяжелее, чем каждый год облетать весь мир?! Ове уже приготовился к самому наихудшему.
- Ты станешь моим шаманом! – лукаво и довольно произнесла северная колдунья, - Моим слугой, посланником моих духов и моей воли! Ты будешь нести людям мою власть и мое правление! А я буду охранять тех, кто будет мне служить! Так я хочу, а значит так тому быть!
 Стать шаманом? Вот уж чего Ове не ожидал! За свою жизнь он даже ни разу и не видел-то этих самых шаманов! Стойбище, где он жил было довольно удаленным и никаким шаманами там и не пахло. Отец как-то рассказывал, что встречал их в соседний деревнях, но это за неделю пути от его дома!
- Шаманом?! – крайне удивился он, - Но почему? Я и не знаю, что делают шаманы! Зачем мне это надо?
- На этот выбор мне указали боги – прищурившись молвила Йело, - выбирай: либо полярной крачкой либо шаманом. Но помни, что крачек любят есть совы, а я самая главная среди них!
 Выбор был очевиден. Уж лучше дожить свою жизнь троллем чем умереть маленькой птицей в когтистых лапах хищника.
- Согласен быть твоим посланником,- обреченно ответил Ове, - Но что мне делать?
- Об этом не беспокойся, - довольно протянула колдунья, - твои духи тебе подскажут.
- Мои духи?
- Да, со временем у тебя будут свои духи, как и у всякого шамана. А я буду приходить к тебе и говорить свою волю. А ты будешь доносить ее до своих соплеменников. Все просто. Так устроен мир!
- У меня есть одно условие, - твердо молвил герой.
 Йело промолчала, лишь удивленно вылупила на него свои огромные желтые глаза.
- Я хочу, чтобы ты сохранила жизнь Лоти и спасла его от старших братьев. Он добрый и у него красивая душа.
- Что? Ты хочешь спасти моего сына? Зачем это тебе? В знак благодарности, что он тебя выручил? Пойми, что всегда кто-то должен умереть, а кто-то выжить. Я же говорила, что это Жизнь и мне не пойти против ее законов!
- В таком случае я передумаю. Пусть лучше умру крачкой, а боги тебе еще всыпят за то, что ты меня лишилась!
- Ха-ха-ха! Вздумал угрожать мне?! А ты и впрямь упрямец и наглец! – нервно рассмеялась Йело.
- Выбирай сама. Ты же мудрая, как сама сказала. Вот и придумай, как обойти законы Жизни, - настойчиво заявил тролль и, важно сложив на груди руки, высунул свой мясистый язык.
- Да, Ове, ты будешь отличным шаманом, - прошептала почти про себя девушка, а вслух добавила, - законы Жизни не обойдешь, как и законы Смерти. Но вот найти между ними лазейку в мире Духов можно. Я сделаю, как ты хочешь. Лоти все равно умрет, но его дух станет твоим ближайшим соратником в этом мире. Он будет охранять и помогать тебе. Это мое единственное предложение. Согласен?
- Согласен!
- Тогда отныне ты мой шаман. И я даю тебе власть над своими северными тучами, как могучее оружие в борьбе с твоими врагами и злыми духами! И я делюсь с тобой каплей своей северной ярости, которая для тебя будет как бескрайнее кровавое море! Теперь ты Ове Ярость Туч – мой верный подданный и слуга, воплощение моей воли в мире троллей! – прокричала Йело и раскинула свои руки, которые вмиг превратились в крылья, а лицо стало вновь совиным.
 Раздался гром, и высоко с небес рассекла небо молния и ударила Ове. Он дико вскрикнул и… Снова забвенье, снова мрак и тишина… До скорой встречи, мир Духов. Отныне ты стал вторым домом…
 
 Молодой шаман очнулся от удара в щеку холодной волны. Он поднял голову и обнаружил, что лежит на литорали. Было утро, и волна с грохотом накатывалась на берег. Поднявшись, он едва смог разглядеть улетающую далеко за горизонт белую тучу. Йело. Внутри не чувствовалось ничего необычного, как будто все это всего лишь привиделось. Однако, только взглянув над собой, Ове углядел стаю прозрачных морских чаек – это были духи погибших птиц. Теперь тролль понимал их речь, но слов разобрать из общего гомона не смог. Было ясно, что чайки чего-то от него хотят. Духи всегда что-то требуют от шаманов. Только теперь наш герой начал понимать, на какой тяжкий путь он встал. Но это было лишь самое начало его долгой и опасной тропы.
 Спустя год к нему прилетел дух Лоти. На этот раз это уже был повзрослевшая полярная сова, но все такая же тихая и небольшая. Она стала верным спутником и помощником Ове в его новом нелегком искусстве-ремесле. А для того, чтобы стать великим и могучим посланником духов, вторым во всем Северном Плоскогорье, ему предстояло пройти нелегкий путь обретения своей силы, мудрости и костюма.
 Так родился наш самый старейший шаман. Много-много веков назад на берегу Студеного моря.