Тригли Змеиный Язык и Раздирающая Твердь

О! У нашего народа лесных троллей есть шаман... Не простой шаман. Он не такой, как у наших соседей болотных троллей. И не такой, как другие наши шаманы: Ове Ярость Туч, Ке-Ке Яро Сонливая Быстрина и Укл Бешеная Пятка.
 Нет. Наш шаман особый. Именно поэтому он состязается на поединке шаманов, что проходит каждые три года у Рожденной Тишиной (Большой и глубокой лесной ямы, о которой я еще скажу пару слов). И уже три раза подряд выигрывал эти соревнования. Его зовут Тригли Змеиный Язык.
Соседи не знают его секрета. Да и мы не выдаем. И не скрываем. Но и не выдаем.
 А все потому, что Шаман наш не один думает. У него тоже сосед есть. Только его сосед живет в его голове, а если точнее у него в мозгу.
 Дело в том, что когда-то давно, когда он жил отшельником в одной морской пещере на берегу Студеного моря. И вместе с ним в той пещере на холодном камне жила Плесень. Раздирающая Твердь. Так ее звали и до сих пор зовут. И были они в той пещере совсем одни. Поэтому быстро подружились. Тригли знал язык Грибного народа, и без особого труда освоил диалект Пещерной Плесени и мог смело общаться с ней. Они нашли друг в друге много общего. Стали делиться мудростью. Шаман рассказывал Плесени о Лесах, горах, болотах и топях, о славном народе троллей и гнилом народе людишек. Плесень ведала ему о структуре камней и минералов, на которых росла, о Грибном народе, который помнила с детства и о своем одиночестве. Шаман внимал Плесени и ненароком сочувствовал ей. Так шли годы.
 Однажды прилетела морская чайка и стала звать шамана. Тролль вышел и внимательно выслушал чайку. Отважная водная птица сказала, что Тишина собирает своих детей - шаманов. И он тоже должен быть у той самой ямы. Рожденной Тишиной. Тогда тролль собрал манатки, сложил пожитки и стал прощаться с Раздирающей Твердью.
 - Настало время, закончился мой срок жить здесь. Изменился мой ритм. Надо идти в Лес. К своему народу, - сказал тролль мудрой плесени.
 - Я рада, что знала знать тебя. Я тоже хотела бы отправиться с тобой, но не могу изменить свой ритм. Мое место здесь. На камнях в этой пещере. В одиночестве и тьме. Я буду вспоминать тебя, шаман!
 - Нет. Я не уйду пока. Ночь я буду думать.
 Так шаман думал всю ночь. Он не мог просто так проститься с Плесенью. Она стала РОДНОЙ для него.
 Утром он вышел из пещеры, где все еще ждала его чайка. Сказал смелой птице ждать его на вершине скал. Чайка улетела.
 Тролль вдохнул свежего морского бриза, еще раз крепко задумался и вновь ушел в пещеру. Он подошел к тому камню, где росла Плесень и молвил:
 - Я думал эту ночь и это утро, и я решил. Ты пойдешь со мной.
 - Но как? Мы не можем изменить свои ритмы! Я умру без своего камня. А ты не возьмешь камень с собой, ведь он огромен!
 - Я дам тебе другой камень, другой субстрат для роста. Более пригодный для твоего существования.
 - И что же это, Тригли?
 - Мой мозг.
 Шаман наклонился и указал на свое большое правое ухо. Раздирающая Твердь очень удивилась такому к ней доверию, но чрезвычайно этому обрадовалась и заползла к нему в ухо. Эй было так приятно осознавать, что она обрела такого друга, что так доверился ей! Плесень это осознавала!
 В голове она добралась до мозга и проросла в него. Шаман посидел, привык к ней и ушел навсегда из пещеры. Чайка ждала его на вершине скал.
 
 Так Тригли Змеиный Язык стал жить с Раздирающей Твердью. Симбиоз. Его разум стал един с разумом Плесени. Оттого он так силен мыслью, что никто уже девять лет не может его победить!